Пса после лучевой терапии рака простаты

Факторы, определяющие вероятность рецидива рака простаты

Для определения жизненного прогноза имеют значение следующие аспекты:

  • риск: стадия, на которой диагностирована опухоль количество баллов по шкале Глисона уровень ПСА (простатспецифического антигена);
  • проведенная терапия;
  • промежуток времени, прошедший после окончания лечения;
  • как быстро увеличивается уровень ПСА.

Специалисты считают, что биохимический рецидив означает обострение хронического заболевания (в данном случае – рака), что потребует коррекции лечения для решения новых проблем.

Рассмотрим предикторы биохимического рецидива:

  • низкий риск: показатель по шкале Глисона меньше или равен 6, ПСА менее или равен 10 нг/мл, стадия рака Т1с или Т2а. Вероятность биохимического прогресса в течение 5 лет 33%.
  • средний риск: оценка по шкале Глисона 7 (3 4) и/или ПСА больше 10 нг/мл, но меньше 20 нг/мл, и/ или стадия рака простаты Т2в; вероятность рецидива в течение 5 лет – 50%.
  • высокий риск: сумма баллов по шкале Глисона 7 (4 3) или 8 и более, и /или ПСА больше 20 нг/мл, и/или стадия опухолевого процесса Т2с и более.

Нормально функционирующие клетки предстательной железы, как и клетки рака, продуцируют особый белок – простатспецифический антиген.

Именно поэтому уровень ПСА после выполнения простатэктомии (удаление железы) опускается до неопределяемых значений, но не снижается до нуля после проведенной лучевой терапии, даже если она была успешной.

При лечении гормональными препаратами (после окончания курса) уровень тестостерона повышается, как и уровень ПСА.

trusted-source

О биохимическом рецидиве можно заподозрить на основании следующего:

  • Радикальная простатэктомия. 0,2 нг/мл в двух последовательных результатах анализа крови на ПСА (некоторые специалисты используют более высокий порог – 0,4 нг/мл или немного выше).
  • Лучевая терапия (внешнее облучение или брахитерапия). Три последовательных повышения уровня ПСА по сравнению с изначальным. Многие онкологи используют рабочее определение, что биохимический прогресс нельзя исключить, если уровень ПСА выше 1-2 нг/мл через 12-18 месяцев после первоначальной терапии.

Есть мнение, что в идеальном варианте уровень ПСА при раке простаты после лечения должен быть менее 0,5 нг/мл, что на практике встречается редко, чаще регистрируется цифра от 0,6-1,4 нг/мл.

После проведения неоадъювантной гормональной или лучевой терапии порог ПСА, который позволил бы предположить рецидив, неизвестен.

Гормональная терапия подавляет выработку тестостерона, как только она прекращается, уровень тестостерона повышается, что ведет к росту ПСА. Уровень онкомаркера может нарастать до тех пор, пока не стабилизируется гормональный фон.

Специалистам известен такой факт: у некоторых мужчин после лучевого воздействия (дистанционного или контактного) регистрируется резкое повышение уровня простатспецифического антигена, что необязательно свидетельствует о рецидиве.

Рост ПСА после первоначального лечения – общая проблема. Исследования показывают, что биохимический рецидив затрагивает от 15-30% мужчин, которые изначально считались полностью излечимыми при локализованном раке простаты.

Так, результаты исследования, опубликованные в Журнале Американской Медицинской Ассоциации, при изучении 1997 пациентов после радикальной простатэктомии в течение 5 лет показали, что у 15% наблюдался биохимический рецидив.

Пса после лучевой терапии рака простаты

Мужчины после выполненной лучевой терапии сталкиваются с данной проблемой чаще: в 19-26% случаев. Наблюдение проводилось в течение 12 лет.

Следует отметить, что примерно 50% пациентов получало неоадъювантную гормонотерапию, либо комбинацию брахитерапии и внешнего лучевого воздействия, что увеличило эффективность лечения.

Высокодозная лучевая терапия более эффективна, по сравнению с обычной лучевой терапией, так как биохимический прогресс в течение 5 лет составляет 19,6% против 38,6%.

В журнале Американской медицинской ассоциации от 27 июля 2005 года приведены интересные данные, которые оценивают взаимосвязь скорости роста ПСА при раке простаты и шансы на выживание:

  • При низком риске и скорости роста ПСА менее или равным 2 нг/мл за 12 месяцев, вероятность выживаемости в течение 7 лет после лучевой терапии или после радикальной простатэктомии составляет 100%. Если ПСА растет больше, чем на 2 нг/мл – 81%.
  • При высоком риске и увеличении уровня ПСА менее или равным 2 нг/мл за 12 месяцев после лечения – 96%, а при росте ПСА более чем на 2 нг/мл – 76%.
  • Если уровень простатспецифического антигена удваивается за 6 месяцев, а тем более за 3 месяца, есть высокая вероятность распространения рака простаты, что требует системного лечения.

Продолжительность времени, в течение которого уровень онкомаркера увеличивается в 2 раза, может быть использована для предположения прогресса рака не только с биохимическими проявлениями, но и с клиникой (появление симптомов и подтверждение распространения с помощью инструментальных методов диагностики). Установлено, что:

  • удвоение ПСА в течение 6 месяцев – вероятность распространения рака – 62%;
  • в течение 6-11 месяцев – 54%;
  • в течение 1 года-9лет 11 месяцев – 38%;
  • 10 лет и более – 13%.

Уровень после радикальной простатэктомии

— наиболее эффективные и широко распространенные в клинической практике методы лечения больных с клинически локализованным и местно-распространенным

, целью которых является полное излечение от заболевания.

В то же время у некоторых пациентов после радикального местного лечения развивается прогрессирование опухолевого процесса в виде местного рецидива, генерализации РПЖ или биохимического рецидива.

Под биохимическим прогрессированием понимают изолированное повышение уровня простатспецифического антигена (ПСА) после проведенного местного лечения (РПЭ или лучевой терапии) в отсутствии клинической симптоматики и признаков локального и системного рецидива.

У больных с развившимся объективным рецидивом рост уровня маркера всегда предшествует клиническому прогрессированию, но далеко не всегда биохимический рецидив приводит к развитию клинического. По данным Moul, после РПЭ биохимический рецидив регистрируется у 15-46% больных, что, например, в США составляет несколько тысяч пациентов в год.

После лучевой терапии частота биохимического прогрессирования колеблется от 10 до 50% в зависимости от прогностических факторов до начала лечения. Основными проблемами при выборе тактики лечения у данной категории пациентов являются дифференциальная диагностика местного и системного рецидива РПЖ и определение прогноза течения заболевания.

Период полураспада молекулы ПСА в сыворотке крови составляет 3,15 дня, поэтому через 21-30 дней после радикально выполненной операции уровень маркера падает до неопределяемых значений. Сохраняющийся после РПЭ определяемый лабораторными методами уровень маркера или последующее его повышение после неопределяемого уровня свидетельствуют о развитии биохимического рецидива.

onkurl_t1.48.jpg

Уровень ПСА, при котором регистрируется рецидив, составляет по различным рекомендациям 0,2-0,5 нг/мл. Наиболее принятыми пороговыми значениями маркера являются уровни 0,2 и 0,4 нг/мл. Так, Европейский консенсус по лечению ПСА-рецидива рекомендует определять концентрацию маркера 0,2 нг/мл как критерий биохимического прогрессирования в случае хотя бы одного последующего повышения уровня маркера.

Такой же пороговый уровень ПСА для определения рецидива заболевания предлагают Freedland и соавт. на основании данных исследования, включавшего 358 больных раком предстательной железы, у которых наблюдалось повышение уровня ПСА после РПЭ. При концентрации маркера в пределах 0,11-0,2 нг/мл риск дальнейшего биохимического прогрессирования в течение 1 года и 3 лет составил 64 и 93% соответственно. В то же время при уровне ПСА 0,21-0,3 нг/мл риск роста маркера в течение 1 года достигал 86%, а в течение 3 лет — 100%.

В то же время Amling и соавт., проанализировав результаты лечения 2782 больных клинически локализованным РПЖ, которым в 1987-1993 гг. в клинике Мауо выполняли РПЭ, пришли к выводу, что однократное повышение уровня ПСА до 0,2 нг/мл далеко не всегда приводит к дальнейшему прогрессированию. Только у 49% пациентов с повышением уровня ПСА до 0,2 нг/мл наблюдали дальнейший рост маркера в течение 3 лет после операции, в то время как при повышении значения ПСА до 0,3 и 0,4 нг/мл дальнейшее увеличение концентрации маркера отмечено у 62 и 72% больных соответственно.

Вероятность развития клинического прогрессирования (местного рецидива или генерализации) также была достоверно ассоциирована с уровнем повышения маркера в течение первых 3 лет после РПЭ (p=0,0001). На основании полученных данных авторы предлагают использовать концентрацию простатспецифического антигена 0,4 нг/мл как наиболее приемлемый пороговый уровень, характеризующий развитие биохимического прогрессирования после РПЭ.

Для определения вероятности развития биохимического рецидива у больных после РПЭ разработано множество прогностических моделей, основанных как на .данных предоперационного обследования, так и на основании послеоперационного патоморфологического исследования.

Целью использования этих предикторных систем является предоставление врачу и больному дополнительной информации, на основании которой осуществляется принятие решения о выборе метода лечения, а также отбор группы больных уже после РПЭ, которым в связи с высоким риском прогрессирования может быть показано адъювантное лечение.

Наиболее часто в этих моделях используются такие предикторы, как предоперационный уровень ПСА, сумма Глисона, распространенность первичной опухоли по данным патоморфологического исследования и состояние регионарных лимфатических узлов. Клиническая ценность прогностических моделей неясна, так как в настоящее время не установлено, приведет ли назначение адъю-вантного лечения больным с высокой вероятностью развития биохимического прогрессирования к увеличению их выживаемости.

Дифференциальная диагностика местного рецидива и генерализации РПЖ у больных с ростом уровня простатспецифического антигена после РПЭ является одной из наиболее сложных проблем. К методам, позволяющим выявить тип прогрессирования (местное или системное), относят лучевые методы диагностики, определение кинетики ПСА, пальцевое ректальное исследование, биопсию области везико-уретрального анастомоза. Кроме того, предикторами характера рецидива могут быть данные послеоперационного патоморфологического исследования.

Диагностические возможности пальцевого ректального исследования крайне ограничены, так как данные пальпации области простатической ямки (зоны анастомоза) после РПЭ могут значительно варьировать у разных пациентов, что существенно снижает специфичность методики. Компьютерная томография также не обладает высокой чувствительностью в отношении выявления местного рецидива и метастатического поражения лимфатических узлов: ложно-негативные результаты компьютерной томографии (КТ) достигают 41-64%.

Роль магнито-резонансной томографии в диагностике местного рецидива РПЖ в настоящее время активно изучается. Новые методики исследования, в частности использование наночастиц ферромагнетиков для диагностики лимфогенных метастазов, возможно, увеличит диагностическую эффективность магнитно-резонансной томографии (МРТ) у больных с биохимическим рецидивом. В рутинной практике МРТ применяют для визуализации костных метастазов, выявленных при остеосцинтиграфии.

Диагностическая эффективность биопсии зоны везико-уретрального анастомоза под контролем трансректального ультразвукового исследования (ТРУЗИ) активно изучалась в нескольких клинических исследованиях, которые показали, что чувствительность данной методики в отношении выявления местного рецидива опухоли составляет 76-96%, а специфичность — 26-67%.

Целесообразность выполнения данной манипуляции в клинической практике сомнительна в связи с тем, что реальная чувствительность ТРУЗИ в отношении выявления рецидива и частота ложнонегативных результатов неизвестна, поэтому отрицательный результат биопсии не исключает наличия рецидивной опухоли. Кроме того, как показывают исследования по изучению эффективности «спасительной» лучевой терапии, результаты облучения одинаковы у больных с положительным и отрицательным (в отношении выявления опухолевого роста) результатом биопсии.

Остеосцинтиграфия имеет ограниченное применение у больных с биохимическим рецидивом при отсутствии симптоматических проявлений и низким уровнем ПСА в связи с невысокой частотой выявления костных метастазов. Так, в исследовании Cher и соавт. частота выявления костных метастазов у больных с уровнем ПСА не более 40 нг/мл не превышала 5%, а самый низкий уровень маркера у пациентов с костными метастазами, не получавшими гормональную терапию, составил 46 нг/мл.

Один из перспективных методов исследования, позволяющих проводить дифференциальную диагностику местного и системного рецидива у больных с ПСА-прогрессированием после РПЭ, — иммуносцинтиграфия с использованием антител к простатическому специфическому мембранному антигену (ПСМА). Точность данной методики в отношении определения локализации рецидива достигает 62-81%, в связи с чем у ряда больных проведение исследования с простасцинтом позволяет выбрать оптимальный метод терапии.

Пса после лучевой терапии рака простаты

Однако в связи с ограниченным распространением данного метода диагностики в клинической практике и недостаточным количеством наблюдений показано проведение дальнейших проспективных исследований для внедрения иммуносцинтиграфии на основе антител к ПСМА в стандартную клиническую практику.

Для топической диагностики очагов рецидивной опухоли также используют метод позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) с применением и С-холина. К настоящему времени проведено немного исследований, оценивающих диагностическую эффективность ПЭТ у больных с биохимическим рецидивом после радикальнрй простатэктомии, в связи с чем место данного метода в диагностическом алгоритме еще не определено. Следует отметить, что точность диагностики увеличивается при повышении уровня ПСА и скорости прироста концентрации маркера.

Данные послеоперационного патоморфологического исследования имеют важное прогностическое значение для предсказания вероятности изолированного местного рецидива опухоли. Так, сумма Глисона {amp}gt;7 баллов, инвазия семенных пузырьков и метастатическое поражение лимфатических узлов свидетельствуют о более вероятном наличии диссеминированного опухолевого процесса у больных с биохимическим рецидивом.

Одним из ключевых методов дифференциальной диагностики местного и системного прогрессирования является использование параметров кинетики ПСА.

1) период от РПЭ до развития биохимического прогрессирования менее 1-2 лет; 2) скорость прироста уровня маркера {amp}gt;0,75 нг/мл в год; 3) период удвоения ПСА менее 6-10 мес.

Что делать, если растет ПСА после операции

Изначально онкоуролог должен определить, какой рак предстоит лечить: локализованный или метастатический.

Рассмотрим, какие могут быть варианты.

ПСА никогда после операции не снижался до нулевых значений или его уровень начал быстро нарастать. Ситуация сложная как для лечения, так и для прогноза.

Предлагаем ознакомиться:  Тысячелистник от простаты

Скорее всего, раковые клетки продолжают развиваться в ложе простаты или метастазы распространились за пределы железы.

Лечение проводят сразу, возможны облучение, гормонотерапия, их комбинация или экспериментальная терапия.

ПСА падает до неопределяемых цифр в течение нескольких месяцев после радикальной простатэктомии, а затем медленно начинает расти. Это – биохимический рецидив. Если уровень ПСА повышается в течение первого года после операции, есть вероятность метастазирования.

Часто используемым вариантом лечения является гормональная терапия (непрерывная или с перерывами).

ПСА начинает расти до года и более после операции. Скорее всего, опухоль локализована, но полностью исключить ее распространение нельзя.

Способы лечения зависят от времени удвоения ПСА.

Возможно применение лучевой или гормональной терапии.

После операции ПСА нарастает через год или больше, но время удвоения медленное (12 и более месяцев). Есть вероятность, что рак простаты локализован и не агрессивен. В этой ситуации показано динамическое наблюдение с контролем уровня ПСА 1 раз в 3 месяца, ТРУЗИ и пальцевое исследование прямой кишки.

Мишина Виктория, уролог, медицинский обозреватель

При подозрении на рецидив рака простаты специалист назначает пациенту такие обследования:

  • магнитно-резонансная томография;
  • сцинтиграфия;
  • томография брюшной полости.

Но, несмотря на то, что это комплексная диагностика, на ранних этапах выявить рецидив рака простаты практически невозможно. Например, сцинтиграфия только в 5% случаях показывает рецидив при повышении ПСА. Однако, магнитная томография в 80% случаев определяет рецидивирующий рак.

Если рецидив рака простаты подтвержден, то доктор назначает гормонотерапию. В некоторых случаях уролог прописывает антиандрогенные препараты для лечения. Самостоятельно заниматься лечением нельзя, так как не все медикаменты оказывают положительное влияние на здоровье человека. В некоторых случаях показана химиотерапия или радиотерапия. Если все эти методики оказываются безрезультативными, врач подбирает новые схемы для лечения пациента.

При подозрении на рецидив рака предстательной железы после радикальной простатэктомии доктор назначает повторную сдачу анализа, к которому необходимо подготовиться. Важно придерживаться следующих рекомендаций:

  • сдавать кровь до 11.00 утра;
  • за несколько дней до даты анализа воздержаться от интимной близости;
  • за 24 часа до проведения обследования отказаться от вредной пищи и алкоголя;
  • не проводить массаж простаты за 3 дня до процедуры;
  • за 2 часа до процедуры не курить;
  • за 8 часов до сдачи крови ничего не есть.

Стоит знать, что перед проведением анализа не стоит посещать ТРУЗИ и других процедур, так как они могут повлиять на результат анализа. Выполнять подобные процедуры нужно не менее чем за неделю до сдачи венозной крови. Однако перед сдачей биологического материала разрешено пить негазированную простую воду, так как она никак не может повлиять на результаты.

«Доброкачественный» рецидив

Определяемый после радикальной простатэктомии низкий (0,2-0,3 нг/мл) уровень ПСА, который остается стабильным в течение длительного времени, может быть связан с наличием остаточной доброкачественной ткани предстательной железы (так называемый «доброкачественный» рецидив).

Пса после лучевой терапии рака простаты

Ряд исследований показал, что повреждение капсулы предстательной железы во время операции может приводить к выявлению при патоморфологическом исследовании так называемого неопухолевого края резекции, ассоциированного с высокой вероятностью того, что фрагменты ткани предстательной железы без наличия клеток РПЖ могли быть оставлены в ложе удаленного органа (в области уретры, шейки мочевого пузыря, кавернозных нервно-сосудистых пучков, передней стенки прямой кишки).

В серии из 94 наблюдений Boccon-Gibod и соавт. выявили при патоморфологическом исследовании повреждение капсулы предстательной железы с наличием доброкачественных тканей в зоне дефекта в 37% препаратах после выполнения позадилонной РПЭ и в 90% случаев — после промежностной РПЭ. Mostofi и соавт. сообщают о 26% случаев инцизии капсулы с наличием неопухолевых изменений в зоне края резекции, выявленных при анализе 300 послеоперационных образцов.

По данным Moul, у ряда больных с повреждением капсулы железы и отсутствием опухолевого роста в области края резекции в послеоперационном периоде отмечается небольшое, но стабильное повышение уровня ПСА в пределах 0,1-0,3 нг/мл, что связано с оставшимися доброкачественными тканями.

Наличие в зоне операции остаточной ткани предстательной железы без признаков опухолевого роста нередко объясняется особенностями хирургической техники, в частности сохранением шейки мочевого пузыря (уретросберегающая РПЭ). Стремление хирурга выделить как можно больше мышечной ткани шейки мочевого пузыря в области ее тесного прилегания к предстательной железе может увеличивать риск оставления простатических тканей в области шейки.

Так, Lepor показал, что при срочном исследовании биоптатов из шейки мочевого пузыря при ее сохранении во время РПЭ в 38% случаев определяли доброкачественную ткань предстательной железы и только в 3% — клетки аденокарциномы. При плановом послеоперационном исследовании биоптатов шейки опухолевые клетки выявлены в 4%, а доброкачественная простатическая ткань — в 57% наблюдений.

В другом исследовании изучали частоту выявления остаточной ткани предстательной железы в биоптатах дистальной уретры после мобилизации верхушки простаты. Отсутствие клеток предстательной железы установлено в 39% случаев, доброкачественная ткань простаты — в 54%, аденокарцинома — только в 7%.

Таким образом, сохраняющееся небольшое, но стойкое повышение уровня ПСА после РПЭ, особенно с сохранением шейки мочевого пузыря, может быть связано с наличием остаточной доброкачественной ткани предстательной железы. Клиническое значение «доброкачественного» биохимического рецидива не совсем ясно. Существует вероятность малигнизации остаточной простатической ткани, однако частота такой трансформации в настоящее время не изучена, в связи с чем больные, у которых повышение уровня маркера с высокой долей вероятности обусловлено персистирующей неопухолевой тканью предстательной железы, не нуждаются в специальном лечении.

Сверхчувствительные методы определения ПСА

При 1 и 2 стадии болезни, когда опухоль сосредоточена в простате и нет метастазов, прогноз для пациента благоприятен. В 90% случаев удается добиться полного излечения.

Основные методы лечения, применяемые на первых стадиях, это:

  • хирургическое удаление простаты (простатэктомия);
  • метод лучевой терапии рака простаты;
  • воздействие на опухоль ультразвуком высокой интенсивности.

Для пациентов пожилого возраста предпочтительнее лучевая терапия. Молодым мужчинам обычно делают простатэктомию. У больных старше 60 лет рак на первой стадии просто наблюдают, т.к. по статистике он не является основной причиной смертности в этой возрастной группе.

Но наука не стоит на месте. Из инновационных способов лечения можно отметить недавно разработанный учеными метод удаления опухоли с помощью глубоководных бактерий, активизирующихся при попадании на них лазерных лучей. А также разработанный израильскими врачами препарат TOOKAD. Он вводится в опухоль и затем под воздействием лазера разрушает сосуды, которые ее питают. Эти методы позволяют удалить опухоль быстро и безболезненно, но они могут применяться только на ранних стадиях.

В процессе лечения необходимо отслеживать уровень простатспецифического антигена, чтобы удостовериться в эффективности выбранного метода. Например, ПСА после операции должен резко понизиться. Норма ПСА после удаления рака простаты – 0,2 нг/мл и ниже. Если вместо операции была проведена лучевая терапия, то его показатели могут снижаться медленнее.

анализ крови

Норма PSA после удаления рака простаты составляет 0,2 нг/мл и ниже

Для 3 и 4 стадий применяются следующие методы терапии:

  • лучевая терапия в сочетании с гормональными препаратами;
  • медикаментозная (обратимая) кастрация;
  • хирургическая (необратимая) кастрация.

Медикаментозная кастрация осуществляется с помощью пожизненного приема антиандрогенов. Для пациента она предпочтительнее хирургической кастрации, но стоит значительно дороже.

Полного излечения на поздних стадиях добиться, как правило, невозможно. Но с помощью терапии можно продлить жизнь пациента. Гормональная терапия позволяет замедлить рост опухоли и прогрессирование метастатического процесса, снижает риск развития осложнений и облегчает общее состояние больного.

Помимо стандартных методик определения концентрации ПСА в сыворотке, существуют методы так называемого сверхчувствительного анализа уровня маркера, позволяющие регистрировать его крайне низкие значения. Вопрос о клиническом значении данных методов остается спорным, однако некоторые исследования показали, что ультрачувствительные способы определения ПСА позволяют диагностировать биохимическое прогрессирование после радикальной простатэктомии значительно раньше, чем при проведении рутинного анализа.

Stamey и соавт. ретроспективно исследовали образцы сыворотки у 22 больных с биохимическим рецидивом, определяемым как повышение уровня ПСА в послеоперационном периоде более 0,3 нг/мл. Используя модифицированный метод определения уровня маркера, который позволял регистрировать ПСА начиная с концентрации 0,07 нг/мл, авторы диагностировали развитие прогрессирования (ПСА=0,1 и более) в среднем на 310 дней раньше при использовании сверхчувствительного анализа по сравнению с рутинным определением уровня простатспецифического антигена.

Биологический уровень ПСА, с которого тест, изучаемый в данной работе, начинал регистрировать маркер, составил 0,08 нг/мл. ПСА не определялся в сыворотке 82,4% женщин и 86,2% мужчин после радикальной цистэктомии. У больных с развившимся после РПЭ биохимическим прогрессированием (0,1 нг/мл и выше) период от определения роста уровня ПСА ультрачувствительным методом до его регистрации в рутинном анализе составлял от 12,7 до 22,5 мес.

При использовании удьтрачувствительных лабораторных методик уровень маркера, при котором следует регистрировать биохимический рецидив, также не установлен. Так, по мнению Stamey и соавт., этот уровень составляет 0,08 нг/мл, а по данным Ellis и соавт., — 0,07 нг/мл. Doherty и соавт. изучали прогностическое значение порогового значения ПСА {amp}lt;0,01 нг/мл после РПЭ при его определении сверхчувствительным методом у 200 больных РПЖ.

Биохимическое прогрессирование, определяемое авторами как 3 последовательных повышения уровня маркера, диагностировали только у 2 больных с нерегистрируемой концентрацией ПСА после операции. В то же время у 47 (77%) пациентов из 61 с уровнем ПСА {amp}gt;0,01 нг/мл в послеоперационном периоде в дальнейшем выявлено прогрессирование процесса.

Таким образом, сверхчувствительные методы определения уровня ПСА позволяют диагностировать биохимическое прогрессирование значительно раньше, чем рутинные методики анализа, но в настоящее время не получено данных, свидетельствующих о том, что более раннее начало терапии приводит к увеличению выживаемости больных, в связи с чем применение ультрачувствительного анализа ПСА не получило широкого распространения в клинике и не является общепризнанным методом диагностики рецидива рака предстательной железы после РПЭ.

Обследование при подозрении на рецидив рака простаты

Для подтверждения рецидива при повышении уровня ПСА обычно проводят физикальное обследование, УЗИ, КТ или МРТ малого таза, биопсию ложа опухоли и области анастомоза. При отсутствии симптомов эти исследования редко обнаруживают опухоль, так как рост уровня ПСА обычно происходит за 6-48 мес до явного рецидива.

Пальцевое ректальное исследование при нулевом или очень низком уровне ПСА обычно не приносит результатов. При повышении уровня ПСА назначают МРТ малого таза, КТ брюшной полости и сцинтиграфию костей, но из-за низкой чувствительности и специфичности при раннем рецидиве эти исследования малоинформативны.

При подъёме уровня ПСА после простатэктомии результат сцинтиграфии положителен лишь у 4,1% больных. Вероятность положительного результата сцинтиграфии не превышает 5%, пока уровень ПСА не достигнет 40 нг/мл. Средний уровень ПСА, при котором сцинтиграфии обнаруживает метастазы должен превышать 60 нг/мл, а скорость прироста уровня ПСА — 22 нг/мл в год.

Уровень и скорость прироста содержания ПСА позволяют предсказать результат сцинтиграфии, а скорость прироста уровня ПСА — результат КТ. Таким образом, при уровне ПСА менее 20 нг/мл или скорости прироста содержания ПСА менее 20 нг/мл в год сцинтиграфия и КТ не приносят дополнительной информации. Эндоректальная МРТ обнаруживает местный рецидив у 81% больных со средним уровнем ПСА 2 нг/мл.

ПЭТ рекомендуют для ранней диагностики рецидивов различных опухолей.

Сцинтиграфия с антителами к простатическому мембранному антигену (простасцинт) — один из новых методов обнаружения рецидивов. Его диагностическая точность достигает 81%. Независимо от уровня ПСА метод обнаруживает возникновение рецидива у 60-80% больных, что может помочь при выборе тактики лечения. Сцинтиграфия с этими антителами положительна у 72 из 255 больных с уровнем ПСА 0,1-4 нг/мл после простатэктомии, причём накопление изотопа наблюдают при любом уровне ПСА.

Биопсия зоны анастомоза позволяет обнаружить рецидив только у 54% больных. Лишь при наличии пальпируемого или гипоэхогенного образования вероятность положительного результата приближена к 80%. Существует четкая зависимость между этим показателем и уровнем ПСА: при содержании ПСА менее 0,5 нг/мл результат положителен у 28% больных, при уровне ПСА более 2 нг/мл — у 70% больных Учитывая эти данные, биопсию из зоны анастомоза обычно не берут и ориентируются на уровень ПСА и скорость его удвоения. Кроме того, выживаемость при доказанных рецидивах примерно такая же, как при регистрации изолированного повышении ПСА.

Пса после лучевой терапии рака простаты

Согласно рекомендациям ASTRO, при повышении уровня ПСА после лучевой терапии биопсия предстательной железы не показана. Впрочем биопсия имеет ключевое значение для решения вопроса о простатэктомии или HIFU у таких больных. После лучевой терапии (дистанционной или брахитерапии) биопсию обычно проводят не ранее чем через 18 мес после криодеструкции или через 6 мес после ультразвуковой деструкции.

Нормальные показатели

Предпринимавшиеся авторами в 1990-х годах попытки установить какой-либо определенный пороговый уровень ПСА, превышение которого считалось бы биохимическим рецидивом, не привели к консенсусу в отношении определения маркерного рецидива РПЖ после облучения.

Предлагаем ознакомиться:  Получают ли мужчины удовольствие от массажа простаты

1) регистрация биохимического рецидива сама по себе не является прямым показанием к проведению дополнительного лечения;

2) три последовательных повышения уровня ПСА после его минимального снижения (надира) свидетельствуют о наличии биохимического прогрессирования, датой рецидива считается середина временного интервала между надиром и первым повышением концентрации маркера;

3) не существует уровня маркера, который бы являлся суррогатом клинического прогрессирования или выживаемости;

4) минимальный уровень ПСА (надир) после облучения является важным прогностическим фактором, но неизвестен его абсолютный уровень, который бы позволял дифференцировать успешное и неэффективное лечение.

Данные критерии не рекомендуется использовать для больных, которые получали адъювантную гормональную терапию.

• минимальный период наблюдения должен составлять 2 года;• уровень ПСА необходимо измерять каждые 3-4 мес в течение первых 2 лет наблюдения и каждые 6 мес в последующем;• результаты лечения больных, у которых наблюдалось менее 3 последовательных повышений уровня ПСА, должны быть проанализированы отдельно от результатов лечения пациентов с 3 и более повышениями значения маркера.

Проведенные в последующем исследования показали, что 15-летняя опухолево-специфическая выживаемость больных прямо корреллировала с частотой выявления биохимического рецидива по критериям ASTRO в течение 5 лет после ДЛТ. В то же время применение определения ASTRO в широкой клинической практике выявило ряд проблем и недостатков, связанных с критериями биохимического рецидива.

Так, в большинстве исследований, на основании которых вырабатывали определение ASTRO, наблюдение за уровнем ПСА после лучевой терапии проводится в течение длительного срока (до 2 лет), далее наблюдается период ремиссии, а в последующем необходимо дополнительное время для регистрации 3 последовательных повышений концентрации маркера, т.е. период наблюдения должен быть не менее 4-5 лет, чтобы адекватно оценить частоту развития биохимического прогрессирования.

Анализ исследований, в которых средний период наблюдения был менее продолжительным, может приводить к неоправданно благоприятной оценке реззшьтатов лечения. Так, Vicini и соавт. проанализировали безрецидивную выживаемость 1096 больных, которым проводилась ДЛТ, средний период наблюдения за пациентами составил 6,6 года (5-11,6 года).

Так 3-летняя актуриальная безрецидивная выживаемость в одной и той же группе больных составила 71% при среднем периоде наблюдения 3 года и 50,4% при среднем периоде 7 лет (р {amp}lt;0,01). Другой возможной причиной ошибок при вычислении актуриальной безрецидивной выживаемости больных после ДЛТ с использованием критериев ASTRO является определение даты регистрации биохимического рецидива задним числом, что приводит к погрешностям статистического анализа путем построения кривых выживаемости.

Кроме того, небольшие преходящие подъемы уровня ПСА, которые нередко наблюдаются после дистанционной лучевой терапии, особенно в случаях, когда проводится неоадъювантная гормонотерапия, также могут быть неправильно интерпретированы согласно определению ASTRO как биохимическое прогрессирование. Частота ложнопозитивной диагностики рецидива на основании регистрации преходящих подъемов концентрации маркера может достигать, по данным Amling и Zietman, 18%.

Указанные недостатки определения ASTRO потенцировали поиск новых критериев регистрации биохимического рецидива после лучевой терапии. Thames и соавт. изучили 102 различных критерия биохимического прогрессирования после ДЛТ, проанализировав результаты лечения 4839 больных локализованным раком предстательной железы из 9 крупных американских клиник при среднем периоде наблюдения 6,3 года.

На основании сопоставления ПСА-безрецидивной и клинической безрецидивной выживаемости авторы предложили считать биохимическим рецидивом увеличение уровня ПСА на 2,0 нг/мл по отношению к минимальному уровню маркера (надиру) после лучевой терапии. Данный критерий продемонстрировал высокую чувствительность и специфичность в отношении прогнозирования развития клинического рецидива.

Пса после лучевой терапии рака простаты

В работе Swanson и соавт. минимальный период наблюдения за больными после ДЛТ составил 22,9 года, при этом вероятность развития биохимического прогрессирования отмечалась на протяжении всего этого времени. Более половины случаев развития рецидива были зарегистрированы после 10 лег наблюдения, а некоторые рецидивы выявляли после 20 лет.

В исследованиях D’Amico и соавт. также было подтверждено важнейшее значение периода удвоения ПСА для прогнозирования вероятности опухолево-специфической смертности больных с биохимическим рецидивом после ДЛТ. Период удвоения маркера менее 3 мес был связан с достоверным увеличением опухолево-специфической смертности, а медиана общей выживаемости составила в этой группе больных только 6 лет.

В работе Pinover и соавт. показана роль времени удвоения ПСА в определении тактики лечения больных после лучевой терапии. Применение гормональной терапии у пациентов с периодом удвоения уровня маркера менее 12 мес приводило к достоверному улучшению 5-летней безметастатической выживаемости по сравнению с больными, которым гормональное лечение не проводили (78 и 56% соответственно, p=0,0026).

Для оценки вероятности безрецидивного течения в более короткие сроки после ДЛТ Johnstone и соавт. изучали прогностическое значение уровня ПСА через 100 дней после окончания облучения. При снижении концентрации маркера менее 4 нг/мл 8-летняя безрецидивная (по уровню ПСА) выживаемость составила 62% по сравнению с 20%) при уровне ПСА через 100 дней после лучевой терапии более 4нг/мл (р{amp}lt;0,001).

Пальцевое ректальное исследование и ТРУЗИ имеют достаточно ограниченное значение в ранней диагностике местного рецидива; чувствительность этих методов повышается при развитии экстракапсулярной инвазии рецидивной опухоли. Сцинтиграфия скелета — наиболее чувствительный метод выявления метастазов в костях, но ее диагностическая ценность при низких значениях ПСА невысока.

В исследовании, включавшем 20 больных с биохимическим прогрессированием после дистанционной лучевой терапии и 24 — после радикальной простатэктомии, изучали частоту выявления костных метастазов при сцинтиграфии. Исследование было позитивным чаще в группе больных после ДЛТ (30%), чем после РПЭ (5%), уровень ПСА у больных после лучевой терапии с выявленными метастазами колебался от 1,31 до 23,6 нг/мл (медиана — 13,9 нг/мл), у больных с отсутствием костных очагов концентрация маркера составляла 1,02-9,53 нг/мл (медиана — 5,5 нг/мл).

С учетом этих данных и результатов исследований по применению сцинтиграфии у больных с биохимическим рецидивом после РПЭ назначение радиоизотопного исследования скелета показано при наличии симптоматики, связанной с поражением костей, а также при уровне ПСА более 5 нг/мл у больных, которым планируется местное лечение.

Эффективность применения простасцинта у больных с биохимическим рецидивом после лучевой терапии изучали не так активно, как у больных после РПЭ. В исследовании Fang и соавт. у 21 из 24 больных выявлено накопление препарата (у 15 — в предстательной железе и у 6 — в других зонах). У 10 из 15 больных, которым выполняли биопсию, выявлен рост опухоли в предстательной железе, но при этом у 2 больных с негативными сканами, которым проведена биопсия, также выявлена аденокарцинома. Роль данной методики в дифференциальной диагностике местного и системного прогрессирования РПЖ после лучевой терапии продолжает изучаться.

Согласно рекомендациям ASTRO биопсия предстательной железы не является обязательной диагностической процедурой у больных раком предстательной железы после лучевой терапии, так как частота негативных (в отношении опухолевого роста) биопсий составляет 62-80%. При развитии БР после облучения биопсийпое исследование ткани предстательной железы может быть полезным для верификации местного рецидива в тех случаях, кода планируются местные варианты лечения (спасительная РПЭ, криоабляция и др.).

Исторически спасительная РПЭ у больных с БР после лучевой терапии — непопулярный метод лечения вследствие высокой частоты развития осложнений после операции, таких как недержание мочи (40-50%) и травма прямой кишки (10-15%). В то же время в некоторых публикациях отмечается снижение вероятности возникновения осложнений после спасительной РПЭ при накоплении опыта выполнения данного вмешательства.

Так, Stephenson и соавт., проанализировав 20-летиий опыт выполнения спасительной РПЭ в клинике Memorial Sloan-Kcttering Cancer Center, включающий 58 операций после ДЛТ и 42 — после брахитерапии (позадилонной или трансперинеальной), отметили достоверное снижение частоты развития тяжелых осложнений во второе десятилетие по сравнению с первым (13% против 33%). Частота травмы прямой кишки также снизилась с 15 до 2% (p=0,01).

Через 5 лет после РПЭ 39% прооперированных пациентов удерживали мочу, но в то же время 23 больным в связи с недержанием мочи умеренной или тяжелой степени потребовалась имплантация артифициального сфинктера. Кумулятивный риск формирования стриктуры уретры составил 30%. В другой работе из этой клинике приводятся отдаленные результаты выполнения спасительной РПЭ у 100 больных с местным рецидивом РПЖ после лучевой терапии.

Значение ПСА при раке простаты

Резкий сачок показателя ПСА после контактной лучевой терапии – норма. Необходимо проводить обследование спустя несколько месяцев после удаления простаты. Если значение антигена после хирургии опустилось до 0,5 нг/мл, то проводить анализ нужно дважды в год. Если же значение показателя опускается медленно, то замерять его потребуется раз в три месяца.

У антигена есть значение, указывающее на нормальное состояние здоровья человека. Его показатель не должен превышать 3,5нг/мл.

Это значение актуально для мужчин среднего и старшего возраста. Если эти показатели меняются, то для дополнительного обследования мужчине прописывается биопсия и УЗИ.

Однако, нормой считается, если показатели этого анализа изменяются согласно возрасту:

  • менее 2,5 нг/мг людям до 40 лет;
  • до 2,5 нг/мл мужчинам 40-50 лет;
  • до 3,5 нг/мл сильному полу 50-60 лет;
  • до 4,5 нг/мл мужчинам старше 60 лет.

Проводить тест на определение простатоспецифического антигена стоит если значения этого показателя резко изменяются. Если, например, показания выросли от 4 до 10 нг/мл, то вероятность возникновения онкологии повышается до 30%. Если же показатель возрос более 10, то наличие онкологии равно 50%.

Определение этого анализа необходимо чтобы понять: эффективен или нет метод той или иной терапии против рака. Норма уровня ПСА зависит от возраста человека, сопутствующих заболеваний и количества злокачественных раковых клеток. В некоторых случаях анализ может говорить о заболевании других органов, в таком случае пациенту назначается дополнительная диагностика.

Нормальное значение ПСА определяется для каждого мужчины индивидуально и в основном зависит от возраста и методики лечения. Чтобы не пропустить рецидива, необходимо регулярно после операции сдавать кровь на анализ.

Способ диагностики простаты на онкологию при помощи определения ПСА не является очень точным, то есть по его результатам нельзя утверждать, что обнаружен рак или наоборот. Тест даёт возможность специалистам определить есть ли необходимость более тщательного обследования пациента.

Метод не создаёт дискомфорта, абсолютно безболезненный. Это преимущество позволяет его применять раз в году или по необходимости чаще.

Если пациенту поставлен диагноз злокачественная опухоль простаты, анализ крови, показывающий уровень ПСА, необходим, чтобы наблюдать, как организм реагирует на лечебные процедуры.

Уменьшение уровня антигена будет указывать, что проведённые процедуры эффективны. Если нет сдвигов в значении ПСА, то специалисты могут менять тактику лечения.

Анализ крови на ПСА не является точным указанием на уровень проблемы. Подозрения, которые возникают в связи со значением ПСА и его изменением есть только индикатор, что необходимо применить другие методы для уточнения диагноза.

Рак простаты встречается и при показателе присутствия антигена в пределах нормы. А отклонения от норматива встречается также в случае доброкачественной опухоли или воспалительных процессов в простате.

Патологические клетки тоже выделяют ПСА, и это увеличивает его присутствие в организме.

Значение показателя, соответствующее возрастной группе, считается нормальным. А если уровень ПСА выше этого, то можно предполагать развитие онкологического процесса.

Уровень антигена выше четырёх и до десяти нанограмм называют серой зоной. Это связано с тем, что уверенности, что у пациента злокачественная опухоль простаты нет, но в четверти случаев процесс имеет раннюю стадию и протекает в скрытой форме.

Если патология вызрела до поздней стадии, то значение ПСА при исследовании крови будет выше 10 нг/мг.

При раке простаты меняется соотношение ПСА в связанной и свободной форме. Уменьшается количество свободного антигена. Наличие его в общем количественном значении ПСА меньше десяти процентов встречается у половины пациентов, страдающих раком простаты.

При злокачественной патологии железы скорость увеличения показателя ПСА превышает за год значение 0.75 нг/мг. Этот фактор указывает на рак, даже если уровень антигена в крови не превышает значение 4 нг/мг.

Простатический специфический антиген – это белок, который производят клетки предстательной железы. Причем производится он как нормальными, так и опухолевыми клетками. В основном этот вид антигенов содержится в сперме и секрете, который выделяет предстательная железа, но небольшое его количество попадает и в кровь.

Простатоспецифический антиген в крови находится в трех видах, один из них называется свободным, два других – связанными. Анализ крови показывает уровень свободного и общего ПСА (под общим понимается значение свободного и связанного вместе). О риске рака простаты сигнализирует значение общего ПСА выше 10 нг/мл либо ситуация, когда отношение свободного к общему составляет менее 15%.

Уровень ПСА в сыворотке крови измеряется в количестве нанограммов на 1 миллилитр (нг/мл).

Анализ крови на ПСА

Анализ крови на ПСА

Нормальные показатели ПСА по возрастным группам:

  • 40-49 лет – 2,5 нг/мл;
  • 50-59 лет – 3,5 нг/мл;
  • 60-69 лет – 4,5 нг/мл;
  • более 70 лет – 6,5 нг/мл.

Пса после лучевой терапии рака простаты

С возрастом уровень ПСА повышается, т. к. предстательная железа увеличивается в объеме. Поэтому при диагностике используют еще и соотношение уровня ПСА к объему простаты – норма для этого показателя находится в границах до 0,15 нг/мл/см³. Низкий уровень ПСА у мужчин в возрасте старше 55 лет – это хороший признак, который говорит об отсутствии злокачественной опухоли.

Предлагаем ознакомиться:  Мазь тержинан для мужчин

Другим важным значением считается скорость изменения ПСА в течение времени. На развитие ракового процесса указывает повышение уровня антигена более чем на 0,75 нг/мл/год. Этот показатель позволяет отличить злокачественную опухоль от доброкачественной аденомы простаты, при которой скорость роста ПСА намного медленнее.

Очень высокие уровни значений ПСА (50-100 нг/мл) почти со 100% достоверностью свидетельствуют о наличии опухоли и метастазов.

Нельзя поставить диагноз рак, основываясь только на результате анализа крови, т. к. ПСА повышается и при доброкачественных опухолях, а также после некоторых процедур (массаж простаты, УЗИ или биопсия простаты и др.) При высоких значениях антигена пациента направляют на дополнительные исследования, такие как пальпация простаты, МРТ, биопсия, УЗИ, рентген, анализ мочи на опухолевые маркеры.

Стадии рака простаты и уровень ПСА имеют довольно четкую связь между собой, вот почему анализ на этот маркер так важен. По современной классификации Джюит-Уайтмор, стадии рака простаты делятся на 4 группы: А, В, С и D.

Первая стадия (А) – начальная, при ней заболевание не имеет выраженных симптомов. Уровень ПСА при раке предстательной железы на этой стадии составляет 10 нг/мл и меньше.

Вторая стадия (В) характеризуется уровнем содержания в крови простатспецифического антигена от 10 до 20 нг/мл. В этом случае опухоль можно обнаружить при помощи ультразвукового исследования.

При третьей стадии (С) опухоль прорастает за пределы простаты. Показатели ПСА в таких случаях могут быть больше 20 нг/мл.

Стадии рака простаты

Стадии рака простаты по классификации Джюит-Уайтмор

На четвертой стадии (D) выявляются метастазы в лимфоузлах или других внутренних органах (печени, костях). Показатель ПСА при раке простаты 4 стадии может колебаться от 20 нг/мл до 50 нг/мл, а в отдельных случаях может превышать 100 нг/мл.

Зная эти цифры, можно ответить на вопрос о том, какое ПСА при раке простаты указывает на неблагоприятный исход. При значениях, характерных для 4 стадии, прогноз неблагоприятен. И наоборот, при значениях до 20 нг/мл вероятность успешного излечения весьма велика.

10-летняя и 15-летняя опухолево-специфическая смертность составила 27 и 40%. В мультивариантном анализе помимо уровня ПСА с выживаемостью больных достоверно коррелировали такие факторы прогноза, как инвазия опухоли в семенные пузырьки и метастатическое поражение лимфатических узлов.

Ward и соавт. сообщают о результатах выполнения спасительных операций у 199 больных с рецидивами РПЖ после лучевой терапии: 138 из них выполнена РПЭ, а 61 — цистпростатэктомия. Частота травмы прямой кишки составила 5% при выполнении РПЭ и 15% при выполнении цистпростатэктомии. В послеоперационном периоде наиболее частыми осложнениями были выделение мочи по дренажам (15%) и формирование контрактуры шейки мочевого пузыря (23%). Частота недержания мочи уменьшилась с накоплением опыта выполнения данных операций с 57 до 44%.

Средний период наблюдения составил 7 лет, 10-летняя опухолево-специфическая выживаемость — 65%. Выживаемость больных, которым была выполнена РПЭ, оказалась значительно выше, чем больных, которым требовалось выполнение цистпростатэктомии (77 и 38% соответственно; р {amp}lt;0,001). Факторами прогноза, достоверно влияющими на выживаемость больных, являлись плоидность опухоли, процент низкодифференцированного рака предстательной железы (4-5 баллов по Глисону) и патоморфологическая стадия. В то же время уровень ПСА перед операцией и наличие позитивного хирургического края не имели существенного прогностического значения.

В проспективное мультицентровое исследование по оценке эффективности и безопасности спасительной РПЭ CALGB 9687 включили 41 больного с верифицированным при биопсии рецидивом РПЖ стадии Т1-Т2, после лучевой терапии в дозе {amp}gt;60 Гр. Уровень ПСА до облучения не превышал 30 нг/мл, а сумма Глисона при первичной биопсии была меньше 7 баллов.

ДЛТ была проведена 24 больным, 11 — брахитерапия, 6 — сочетанная лучевая терапия. Средний период времени после лучевой терапии составил 63,9 мес. средний уровень ПСА перед операцией — 4,1 нг/мл. Интраоперационная травма прямой кишки диагностирована в 7% наблюдений, у 1 (2%) больного отмечена травма обтураторного нерва. Гемотрансфузии потребовались 10 (24%) пациентам.

В послеоперационном периоде у 4 (10%) больных отмечалось выделение мочи по дренажам, у 12 (29%) — развитие контрактуры шейки мочевого пузыря. Только у 44% больных при патоморфологическом исследовании установлена стадия рТ2, в то время как экстра к апсулярная инвазия (рТ3) выявлена у 53,7%, а инвазия окружающих структур (рТ4) — у 2,5% пациентов.

Нормальные показатели

    В возрастном периоде до пятидесяти лет нормой считается 2.5 нг/мл. Если пациент старше пятидесяти и до начала шестого десятка к норме относят значение 3.5 нг/мл. На протяжении седьмого десятка нормальным считается показатель 4.5 нг /мг. На периоде жизни после семидесяти лет нормальным значением считают 6.5 нг/мг.

Простата с возрастом увеличивается в размерах, это может влиять на количество вырабатываемого ПСА. Чтобы учесть этот фактор, специалисты ввели понятие, которое это явление переводит в конкретный показатель – плотность ПСА.

Его определяют делением значения простат-специфического антигена в сыворотке крови на объем органа, что его вырабатывает. Если плотность не превышает на кубический сантиметр 0.15 нг/мг, то она считается в пределах нормы.

ПСА в крови присутствует в двух видах:

    антигены свободные, тоже, но связанные с белками крови.

Сумма антигенов, присутствующих в крови в разных формах, называют общий ПСА. При рассмотрении показателя ПСА, анализируют процент содержания свободного ПСА в общем количестве антигенов. Для нормы этот показатель должен быть больше 15 %.

В связи с тем, что уровень ПСА в крови с возрастом увеличивается, а также он растёт при онкологии простаты и других ее заболеваниях, необходимо наблюдать за изменениями показателя во времени.

Поэтому специалисты ввели понятие скорости ПСА. Она определяется сравнением результатов теста на ПСА через определённый интервал.

  • В возрастном периоде до пятидесяти лет нормой считается 2.5 нг/мл.
  • Если пациент старше пятидесяти и до начала шестого десятка к норме относят значение 3.5 нг/мл.
  • На протяжении седьмого десятка нормальным считается показатель 4.5 нг /мг.
  • На периоде жизни после семидесяти лет нормальным значением считают 6.5 нг/мг.
  • антигены свободные,
  • тоже, но связанные с белками крови.

Брахитерапия

Проведение низкодозной брахитерапии у больных с рецидивом рака предстательной железы после дистанционной лучевой терапии возможно, однако лимитируется ограниченной эффективностью и довольно выраженной токсичностью. Grado и соавт. опубликовали в 1999 г. результаты исследования, включавшего 49 больных, которым по поводу рецидива заболевания провели трансперинеальную имплантацию источников под контролем ТРУЗИ.

Пса после лучевой терапии рака простаты

Соответственно 48 и 43% составила 3-летняя и 5-летняя безрецидивная (по данным ПСА-мониторинга) выживаемость. Важным фактором прогноза эффективности спасительной брахитерапии являлся надир ПСА после имплантации. Безрецидивная 3-летняя и 5-летняя выживаемость больных, у которых концентрация маркера снизилась менее 0,5 нг/мл, составила 77 и 56% соответственно.

В другом ретроспективном исследовании, включавшем 17 больных, перенесших спасительную брахитерапию, 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 53%, при этом авторы отметили высокую частоту осложнений после спасительной брахитерапии: у 27% больных развилось недержание мочи, 14% потребовалось выполнение ТУР предстательной железы в связи с острой задержкой мочеиспускания, у 4% образовались язвы прямой кишки и 2% пациентов выполнена колостомия.

Burri и соавт. сообщили в 2010 г. о результатах применения брахитерапии у больных с локальным рецидивом после ДЛТ (32 пациента) и брахитерапии (5 больных). Медиана 90% изодозы составила 122 Гр (67-166 Гр). При среднем периоде наблюдения 86 мес 10-летняя безрецидивная и опухолево-специфическая выживаемость составила соответственно 54 и 96%.

При мультивариантном анализе уровень ПСА {amp}lt;6 нг/мл перед спасительной брахитерапией являлся достоверным фактором прогноза безрецидивной выживаемости (р=0,046). У 3 больных отмечены токсические реакции 3-й степени, у 1 пациента — 4-й степени тяжести. С вероятностью развития осложнений более 2-й степени тяжести достоверно коррелировало только выполнение тазовой лимфаденэктомии перед брахитерапией.

Криоабляция

Криоабляция также относится к локальным методам лечения рецидивов РПЖ после лучевой терапии. В основе методики криотерапии лежит замораживание ткани предстательной железы с последующим ее оттаиванием, что приводит к летальным повреждениям клеточных структур и абляции опухоли. Замораживание достигается путем внедрения в предстательную железу криозондов с циркулирующим аргоном под контролем ТРУЗИ.

Для профилактики возможных осложнений при проведении сеанса криодеструкции необходимо создавать тепловую протекцию уретры и передней стенки прямой кишки. В то же время у больных с рецидивом РПЖ после ДЛТ или брахитерапии могут наблюдаться постлучевые изменения в тканях простаты и окружающих органов, что приводит к потенциально более частому развитию осложнений при выполнении криоабляцйи у этих больных, чем у пациентов с первично выявленным РПЖ.

В одной из первых публикаций, посвященных применению криоабляцйи у больных с биохимическим рецидивом после ДЛТ, Pisters и соавт. сообщили о результатах лечения 150 больных раком предстательной железы, у которых предполагался местный рецидив заболевания после ДЛТ. гормональной и/или химиотерапии; 71 больному проведен 1 цикл «замораживание оттаивание» (средний период наблюдения за больными составил 17,3 мес), 79 пациентам — 2 никла (средний период наблюдения — 10 мес).

В то же время авторы отмечают высокую частоту осложнений криоабляцйи в данной когорте больных: недержание мочи — 73%. обструктивная симптоматика — 67%, импотенция — 72%, сильная боль в промежности — 8%. При последующем анализе результатов лечения 145 больных из данной группы авторами выделены факторы прогноза эффективности криоабляцйи.

Также достоверные различия в 2-летней безрецидивной выживаемости отмечены у больных с суммой Глисона {amp}lt;8 баллов (58%) по сравнению с пациентами, у которых дифференцировку опухоли оценивали как {amp}gt;9 баллов (29%; р {amp}lt;0,004). Результаты лечения были лучше в подгруппе больных, которым проводили только ДЛТ.

Ccspedes и соавт. оценили вероятность развития осложнений криоабляцйи у больных с рецидивом после дистанционной лучевой терапии в зависимости от метода применяемой тепловой защиты уретры. При использовании стандартного обогрева мочеиспускательного канала обструкция мочевых путей и острая задержка мочеиспускания отмечены у 14% больных, а недержание мочи в отдаленном периоде выявлено у 28% пациентов.

Гормональная терапия

Несмотря на возможность применения методов местного воздействия у больных с рецидивом РПЖ после лучевой терапии, основным вариантом лечения данной категории пациентов остается гормональная терапия, что объясняется, как правило, отягощенным соматическим статусом больных и высокой вероятностью развития осложнений при проведении местного лечения.

Рандомизированные исследования по сравнению ранней и отсроченной антиандрогенной терапии у больных с биохимическим рецидивом после лучевой терапии отсутствуют. Именно поэтому в рекомендациях ASCO (Американское общество клинической онкологии) вопрос о времени начала гормональной терапии у больных с биохимическим рецидивом рассматривается как нерешенный.

Экстраполируя результаты исследований Bolla и соавт. и Messing и соавт., которые сравнивали результаты немедленной и отсроченной гормонотерапии соответственно у больных после ДЛТ и РПЭ, на популяцию больных с рецидивами РПЖ после облучения, можно сделать вывод о преимуществе раннего начала андроген-депривационной терапии.

В то же время в приведенном выше исследовании Moul и соавт., в которое включали больных с биохимическим прогрессированием после РПЭ, преимущество в безметастатической выживаемости при раннем начале гормонотерапии по сравнению с ее отсроченным проведением было достигнуто только в группе больных с низкой дифференцировкой опухоли (сумма Глисона {amp}gt;

В.И. Чиссов, Б.Я. Алексеев, И.Г. Русаков

Что может повлиять на результат?

На повышение уровня ПСА могут влиять временные причины, которые следует учитывать при сдаче анализа, чтобы получить правдивый результат.

    За 48 часов до сдачи крови:
    жареную еду, острые блюда, большое количество жира, особенно животного происхождения;

отказаться от половой близости;

Анализ сдавать натощак.Если проводились манипуляции с простатой:

    массаж или биопсия, то проведение анализа следует отложить на полмесяца; при проведении пальцевого обследования, ТРУЗИ простаты, катетеризации мочевого пузыря, колоноскопии – забор крови на ПСА откладывают на неделю.

За сутки перед процедурой необходимо ограничить физическую активность:

    отказаться от катания на велосипеде, сократить длительность пешеходных прогулок.

Согласно статистике, от 25 до 50% пациентов после радикальной простатэктомии в период первых 10 лет страдают от рецидива в виде рака. В определенное время под рецидивом рака предстательной железы имели в виду новообразование, выявленное в период пальпации. Сейчас возможность рецидива определяется по таким критериям, как: увеличение ПСА и время удвоения простатического антигена. Существует допустимая норма пса после удаления рака простаты.

На протяжении всей жизни мужчины количество простатического специфического антигена в крови всегда повышается. Увеличение степени вышеуказанного фактора может быть спровоцировано онкологическим заболеванием, воспалительным процессом либо травмой. Количество ПСА – это важный фактор мониторинга злокачественного образования. Повышенное количество указанного показателя свидетельствует прогрессировании раковых клеток.

  • За 48 часов до сдачи крови:
    • не употреблять в пищу:
      • жареную еду,
      • острые блюда,
      • большое количество жира, особенно животного происхождения;
    • отказаться от половой близости;
  • анализ сдавать натощак.
  • Если проводились манипуляции с простатой:
    • массаж или биопсия, то проведение анализа следует отложить на полмесяца;
    • при проведении пальцевого обследования, ТРУЗИ простаты, катетеризации мочевого пузыря, колоноскопии – забор крови на ПСА откладывают на неделю.
  • За сутки перед процедурой необходимо ограничить физическую активность:
    • отказаться от катания на велосипеде,
    • сократить длительность пешеходных прогулок.
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector